Среда, 28 июля, 2021
No menu items!

Високосный год «Евровидения»

Аналитика

О том, как в Молдове проводится национальный отбор

Казалось бы, чем ещё может удивить национальный отбор на «Евровидение»? Ничем. Стандартный набор претензий разочарованной публики к победителю, к жюри, к операторам мобильной связи, к организаторам. Однако отечественный «Евровизион – 2020» сумел смутить даже самых бывалых. При всей предсказуемости развязки.

 

Очевидное и вероятное

Назовите это как угодно – опыт, интуиция, случайное совпадение, но то, что Молдову представит в этом году на «Евровидении» в Роттердаме Наталья Гордиенко, было понятно заранее и многим. Ещё оргкомитет метался в своих решениях: проводить финал – не проводить, выкручивая мозги конкурсантам. А народ многозначительно кивал головой – дескать, да ладно, знаем мы, чем всё закончится. Дело, конечно, не в самой Наташе, а в Филиппе Бедросовиче Киркорове, который любит возить на конкурс артистов, причём в последнее время и наших тоже. Весенний бизнес поп-короля России, как кто-то верно заметил. Ничего криминального и без противоречия букве регламента.

– 10 января мой пост в одной социальной сети был таким: «Всем успокоиться и ждать следующего года. НГ, ЮФ и DTEAM – мои поздравления!!!!! Вперёд!!!» Кто в теме, тот понял, что НГ – это Наталья Гордиенко, а ЮФ – Юлия Филатова, менеджер и помощница Натальи, – рассказывает продюсер Сергей Орлов. – В этот день будущая победительница национального отбора прилетела в Афины и разместила в Инстаграм фотографию, где была она и несколько хорошо известных в узком кругу людей. Мне сразу стало ясно, что Наташа и Dream Team Филиппа Киркорова нашли точки соприкосновения и делают песню для национального отбора. Если он и его команда пошли на это, значит есть какие-то гарантии, деньги и уверенность в победе. Что нужно ещё, чтобы понять, кто поедет в этом году?

Здравый смысл тебе тут же внятно говорит: к чему тщетные усилия остальных, если там король, а значит и деньги, и неважно, какова цена амбиций и кто оплачивает банкет. Важно, что в этом случае уже никакой любительщины не будет – всё серьёзно и в рамках жанра. Международная команда сделает свою работу так, как она уже делала это с Сергеем Лазаревым, Ани Лорак, Дмитрием Колдуном, Димой Биланом и другими артистами – по лекалам «Евровидения», с заранее прогнозируемым результатом.

Но здравый смысл в последний момент уступил место человеческим симпатиям, музыкальному вкусу и наивной вере в справедливость. А всё почему? Потому что участники в нынешнем отборе оказались неожиданно хороши.

Во-первых, давно уже обсуждается если не плагиат, то очень серьёзные схожести в песнях Натальи и Мекано. Во-вторых, на уровне шоу, энергетики и исполнения на сцене были конкуренты намного мощнее. Очевидно, что одними из лучших были и Паша Парфени, и Макс Завидия.

Урожайный отбор

Интерес к национальному отбору из года к году падал и уровень соответственно. DoReDos – не в счёт: как раз появление в их компании Филиппа Бедросовича вдохнуло жизнь в общее вялое настроение. Прошлогодний выбор совсем уж был плох: давайте вспомним хотя бы песню-победительницу. Ну как, удалось? А все остальные? То-то же.

А в нынешнем вдруг заискрило. Оставим в покое сейчас Вовиана и его «десять чудес», пробудившие ностальгию по тем временам, когда в нашу жизнь ворвался Павел Турку. И Диму Железогло тоже – его гурии слишком прекрасны для нашего довольно сдержанного в проявлениях чувств национального отбора. Хотя, без сомнения, появление уверенного в себе парня из Гагаузии на конкурсной сцене – внушающее оптимизм свидетельство того, что регионы ещё живы.

Начнём с Паши Парфени. На одном из телеканалов один из членов жюри, Роман Бурлака, категорично заявил, что евроконкурсу не интересны этномотивы, с которыми вечно выходят на сцену все страны Балкан. Так и хочется его спросить: а когда и какая страна в последний раз привозила на «Евровидение» что-то в стиле этно? Последняя волна была в 2006 году. А дальше? Череду безликих, евроотформатированных композиций помню, а вот чтобы румыны, сербы, боснийцы, черногорцы, македонцы, болгары, греки – кого я там ещё упустила – повезли нечто, с балканскими мотивами, нет. У Паши, с точки зрения очень многих, всё совпало – песня, исполнение, настроение, номер. А если ещё и выбирать песню с такой «корыстной целью», как продвижение имиджа страны, то My wine – мечта маркетолога.

– С точки зрения полезности для страны, стратегии, то было бы целесообразно отправить песню Паши про вино и любовь, – говорит клипмейкер, режиссёр Корина Кайряк. – Молдова сегодня покоряет мир своими винами. Эта наша индустрия, которая, наконец, начала процветать, приносить оборот денег, золотые медали и много туристов – и это повышает самооценку нации. Убрать из шоу лишние танцы и элементы, переделать его Паша потом бы смог. Но тема песни стратегически была хорошей. И маркетинг вокруг этой песни можно было бы развернуть во благо имиджа и развития республики.

Часть зрителей горячо болели за Максима Завидия. Что тоже понятно: песня коммерческая, вполне форматная, с врезающимся прочно в память припевом. Номер отличный. Да, может, динамики чуть не хватило, но на общее впечатление не повлияло. Кстати, третье место от судей и четвёртое – по результатам СМС-голосования тому свидетельство.

Чертовски хороша была Диана Ротару. Тот случай, когда человек не пытался оправдать чьих-то ожиданий и в полной свободе от чужих мнений вышел на сцену – и спел в кайф себе. А свобода… она всегда рождает особую энергию. Мексиканки с Праздника мёртвых во главе с Катариной Санду – самый оригинальный номер. Три минуты бодрости и радости с приднестровцами из «Ланжерона» – группа духовых инструментов придала элегантности дорогого клуба дворовой небрежности в общем стиле. «Молдовица» – дуэт, как выяснилось, нанаша и фины, Валентина Узуна и Ирины Ковальской, – звучала мило. И если бы не Паша с его схожим в патриотической составляющей посылом, но в более изящной, не лубочной подаче, то важнейшие родственные связи, возможно, растрогали бы жюри. Кстати, связи и так отозвались пятым местом по СМС-голосованию. А ещё и бризовый выход Лавинии Русу, и томный дуэт Петронелы Дончу и Андреи Портареску. Вопросы есть к каждой песне, к каждому исполнителю, и местечковость по-прежнему остаётся чертой характеризующей, но всё же нынешний отбор неожиданно оказался урожайным. И это понимали все. Поэтому вдруг к 29 февраля понадеялись на открытую борьбу для всех.

 

Игра в конкурс

Зачем нужен конкурс? Извечный вопрос на молдавском «Евровидении». Наташе Гордиенко в каком-то смысле не везёт уже дважды. Она поневоле вызвала шквал зрительского негодования в 2006 году, когда девочку фактически назначили в пару к Арсениуму победителями от Молдовы. Понятно, Наташе глупо было бы сопротивляться. Нравились ей условия или нет, но это был шанс, а шансами, в принципе, нужно пользоваться. Понятно и то, что с тех пор певица мечтала о своём «Евровидении». А учитывая, что Наталья, если готовится с выходом в свет (например, с концертом), это всегда размах. Абы как ей было не интересно. Ей важен результат! С Киркоровым он предсказуем. По крайней мере, так кажется со стороны. Её можно понять.

Как можно понять, с другой стороны, и всех, кто болел за остальных конкурсантов. И российский поп-король в качестве продюсера проекта в этом случае – раздражающий фактор. По двум причинам. Во-первых, на земле, рождавшей во все времена прекрасных музыкантов, соответственно хорошие музыкальные вкусы – и блюз или хардкор предпочитают поп-музыке. Во-вторых, именно то обстоятельство, что Филипп Бедросович практически гарант победы, здесь нервировало всех, кто имел другие предпочтения на нынешнем нацотборе. И, наконец, давайте, положа руку на сердце, не разбираясь сейчас, кто и как у нас умеет петь, насколько спасает бэк-вокал, сколько вибраций в песне и живой энергии, честно скажем: были, были другие песни, которые, как минимум, на равных с песней Н. Гордиенко Prison. Вот и всё. Мне кажется, что нынешние огорчения – не в адрес конкретно Наташи Гордиенко, а ситуации вообще.

– У меня к Наташе Гордиенко вопросов вообще нет, – высказывает своё мнение продюсер Артур Сухих. – Любой артист должен стремиться себя показать как можно выше и глубже. Не секрет, что Филипп Киркоров возит артистов на «Евровидение», и любой певец, нашедший финансирование в Молдове или за её пределами, может обратиться к нему. Есть наработанные контакты с композиторами: греческий Dream Team, который многие знают, специализируется на продаже песен для «Евровидения»; шведская бригада, которая делает шикарные номера. То есть команды с репутацией, чья работа отражалась в высших местах на конкурсе. Я бы назвал Киркорова в этом случае исполнителем подряда. Но это кухня, которая, по идее, зрителя не должна волновать. Что касается раскрутки: ну, конечно, бороться с этой историей кому-либо другому тяжело.

Так вот, дабы не было этого всего, я всегда говорил: если кто-то приходит с готовой песней, с бюджетом, с хорошим бэкграундом и прочим, то возникает вопрос, зачем проводить конкурс? И артисты должны для себя понимать, ради чего они идут туда, если очевидно, что невозможно тягаться с тяжеловозом.

Народ волнует иное. У других, уже упомянутых участников, гораздо выше показатели по просмотрам. Нравится композиция – много прослушиваний. Простая арифметика, и других показателей пока в мире не придумано. При этом любой артист, да и не только артист, прекрасно понимал, что СМС – это вопрос финансирования и кто будет в отрыве. Дальше остаётся выиграть у жюри, которое продемонстрировало полный разброд и шатание.

– Это катастрофа! – комментирует оценки судей продюсер Сергей Орлов. – Абсолютно разные оценки – это показатель некомпетентности или ангажированности. Например, оценки Максима Завидия менялись от 0 до 12! Такая же история у Дианы Ротару и Катарины Санду! А есть ещё от 0 до 10 у Лавинии Русу! Только два высших балла у победительницы. Столько же, сколько у того же Максима Завидия. А вот двое членов жюри, Валерия Барбаш и Еуджен Бойко, поставили ему 1 и 0. Причём эти же люди ставят высшие оценки Наташе! Очень надеюсь, что это сделано не специально, но сомнение остаётся… Я не имею отношения ни к одному артисту в этом году, но по-человечески понимаю и Пашу Парфени, который написал настоящий гимн будущей Молдове, и Максима, и Катарину (открытие этого отбора, как и «Ланжерон»), и Валентина Узуна с Ириной, и Диану, и Лавинию. Но повторю в сотый раз: все права на отбор принадлежат «Телерадио-Молдова»!

 

Политика ни при чём

По поводу политики, которую разглядела в травле наша победительница. Да, если уж очень сильно обобщать, то можно поделить фанатов по политическим симпатиям. Достаточно пройтись по постам и репостам, чтобы это разглядеть. Но была среди голосовавших за Пашу Парфени и солидная часть тех, которые без надрывного пиетета относятся к его гражданской позиции. Голосовали за Валентина Узуна и Ирину Ковальскую люди очевидно разных политических пристрастий.

– Свалить на политическую позицию негативное отношение к победе Натальи Гордиенко, в корне неправильно, – комментирует музыкальный журналист Виктория Кушнир. – До этого мало бы кто додумался, если бы не лайв-обращение певицы в Фейсбуке. Есть шуточки насчёт Натальи, касающиеся её выступлений на тех или иных концертах, но к «Евровидению» это отношения практически не имеет. Наталья продемонстрировала дипломатическое отношение к ситуации, в ответ на оскорбления ответила красиво. Правильная позиция, которая меня обрадовала. А если по делу, то, во-первых, давно уже обсуждается если не плагиат, то очень серьёзные схожести в песнях Натальи и Мекано. Во-вторых, на уровне шоу, энергетики и исполнения на сцене были конкуренты намного мощнее. Очевидно, что одними из лучших были и Паша Парфени, и Макс Завидия. Я сама не поняла, как члены жюри, которые поставили Наташе 12 баллов, не расслышали фальши в исполнении. Так что возмущения по поводу её победы последовали из-за того, что мы услышали песни намного лучше, шоу – шикарнее, исполнения – круче. И политика тут ни при чём. Но я искренне желаю Наташе успеха.

В 2006 году не было соцсетей и скандал был тише. А сейчас можно за рецептом борща к френдам выйти – и огрести по полной, выслушав попутно все мнения о международной политике некогда братских республик. Что говорить о конкурсе? Любом! Тем более – в нашей ситуации. И вроде ещё вчера со всеми при встрече целовались, а сегодня выясняется: не поцелуи то были вовсе, а укусы. Наташе сегодня сочувствуют даже те, кто в сердцах ругался в ночь на первый день весны. Каждый из нас имеет право на реплику. И кто ж считает, какой эффект случится, если собрать все реплики до кучи? Не столько люди злые, сколько соцсети – зло.

Что остаётся сейчас нам всем делать? Выводы. Которые ни к чему, конечно, не приведут, но всё же теплится надежда. Ну и болеть. Болеть за Наташу и надеяться на прекрасный номер и высокое место!

 Инна Желтова

Share Button

Источник: aif.md

Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии

Последние Новости

Рекомендуем

0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x
()
x